Федеральная
национально-культурная автономия греков России
Ассоциация
греческих общественных объединений России
Базили Константин Михайлович

Константин Михайлович Базили родился в Константинополе 3 февраля 1809 г. в богатой греческой семье, которая внесла значительный вклад в греческое освободительное движение против османского ига. В период греческого восстания 1821 г. его отец — Михаил Васильевич Базили вынужден был бежать из Константинополя в Триест, а затем в Одессу.

Константин получил хорошее образование в привилегированной Нежинской гимназии высших наук. Среди соучеников К. Базили были Н. В. Гоголь, Н. В. Кукольник, будущий поэт Е. П. Гребёнка, поэт-переводчик В. И. Любич-Романович, профессор права П. Г. Редкин, литератор Н. Я. Прокопович, художник А. Н. Мокрицкий, дипломат И. Д. Халчинский и другие. Годы учебы в Нежинской гимназии и одесском Ришельевском лицее приобщили Базили к русской культуре, он чувствовал себя гражданином Российской империи.

Портрет Н. В. Гоголя, 1840 г. Худ. Ф. Моллер. Государственный Русский музей

Портрет писателя Н. В. Кукольника. 1836 г. Худ К. П. Брюллов

В 1833 году Константин был переведён в Петербург в Министерство иностранных дел, в 1837 году был отправлен на Кавказ секретарём комиссии для составления положения об управлении Закавказским краем.

В Петербургский период жизни он участвовал в ряде периодических изданий, писал для первого русского «Энциклопедического лексикона» Плюшара статьи, большей частью посвященные Востоку, приступил к написанию своих первых крупных работ: в 1834 году вышло большое двухтомное сочинение «Архипелаг и Греция в 1830 и 1831 гг.». В «Журнале Министерства Народного Просвещения» опубликовал две статьи.

В декабре 1833 г. Константин Михайлович, получив самый низший чин — актуариуса, был определен в действительную службу в Азиатский департамент МИД. Там он использовал свои знания семи иностранных языков.

Нежинская гимназия высших наук

В 1838 г. скончался русский консул в Яффе, на его место и был назначен К. М. Базили. Он находился в это время в Константинополе (лидером греческой общины города был его отец). Оттуда в августе 1839 г., согласно инструкции посланника в Константинополе А. П. Бутенева, Константин Михайлович направился в Александрию для представления генеральному консулу графу Медему. Приезд в Александрию был вызван тем фактом, что в период египетской оккупации Сирии все российские консулы и консульские агенты Сирийской провинции подчинялись генеральному консулу в Александрии. В 1839 г. таковым был граф Медем.

К. М. Базили должен был не только познакомиться с генеральным консулом Российской империи, но и получить от него подробные инструкции и указания.

Яффа. Базар. Фотографы Ф. Бонфис и Цангаки. Фотоальбом «Палестина и Египет». Изд. 1894 г.

Именно в это время российские дипломаты активно обсуждали вопрос о создании консульства в Бейруте. Решение о перемещении консульства застало К. М. Базили в Александрии, и в Ливан Константин Михайлович прибыл в звании российского консула Бейрута и Палестины.

Новый консул получил инструкцию, в которой центральное место занимали вопросы религии и восточной церкви. К. М. Базили предписывалось немедленно сообщать в Константинопольское посольство о нарушении привилегий православных и православной церкви в Святых Местах и в Сирии в целом; доносить в посольство в Константинополь и генеральному консулу в Александрии о фирманах (указах) султана, касавшихся православного населения и духовенства; сообщать о спорах между христианскими церквями в Сирии; поддерживать перед официальными властями законные требования православного населения.

Таким образом, в лице бейрутского консула Россия открыто брала под покровительство православное население Османской империи в ответ на резкое усиление католической (униатской) и протестантской активности и политической деятельности агентов Франции, Великобритании и США. Защита православных в Святой Земле позднее стала одной из задач образованного в 1882 г. Императорского Православного Палестинского Общества. Перемещение консульства в Бейрут явилось, следовательно, очень серьезным шагом на пути усиления российского влияния в Святых Местах и вообще на территории Османской империи.

Дальнейшие события показали правильность, мудрость и своевременность решения.

В 1839 г. К. М. Базили точно определил характер вспыхнувшего в 1841 г. друзско-маронитского конфликта и даже предложил свой план урегулирования. Среди причин гражданской войны консул указывал политику турецких властей по поддержке маронитского духовенства; интриги французских агентов среди маронитов и маронитского духовенства; средства, посылаемые Францией и Австрией в виде милосердия, а на деле поощрявшие конфликт; надежды и связи друзов с представителями Великобритании.

К. М. Базили выступал за ограничение крупного помещичьего землевладения и распределение земельных участков среди крестьянства. Он предлагал турецким властям поставить мусульманина — не ливанца во главе администрации Горного Ливана.

Российскому консулу удалось также в буквальном смысле слова спасти православных города Захле от погрома мусульманских фанатиков. Этот факт свидетельствует о необычайно высоком авторитете российского дипломата.

К. М. Базили сумел наладить хорошие рабочие отношения с первым начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандритом Порфирием (Успенским). Вместе они способствовали делу православного просвещения и собиранию арабских рукописей.

Преосвященный Порфирий (Успенский), епископ Чигиринский, начальник Русской Духовной миссии в Иерусалиме в 1847–1855 гг.

В 1843 г. бейрутский консулат был преобразован в генеральное консульство, и Базили стал генеральным консулом, начальником российской консульской службы всей Сирии. Любопытно заметить, что, кроме собственно дипломатической деятельности, Константин Михайлович стал автором целого ряда научно-прикладных разработок. Среди них следует назвать:

«Записка о внешней торговле Сирии» (1841 г.), «Статистические заметки о племенах Сирийских и о духовном их управлении» (1841 г.), «Опыт духовной статистики Сирии и Палестины» (1842 г.), «Сирия и Палестина под турецким правительством в историческом и политическом отношениях» (1848 г.).

Работы К. М. Базили высокоценны не только по их чисто прикладному политическому значению. Они являются ценным историческим источником для исследователей Сирии и Палестины первой половины XIX века.

Личная жизнь К. М. Базили была полна испытаний. В период службы в Сирийской провинции он пережил смерть сына-первенца и своей супруги.

В 1853 г., в связи с началом Крымской войны, К. М. Базили спустил государственный флаг над зданием бейрутского генерального консульства и выехал в Италию, а оттуда в Россию. В 1855 году Базили состоял при русском посланнике на конференции в Вене, в 1856 — был на Парижском конгрессе при князе Орлове.

По выходе в отставку с дипломатической службы в 1860 году Базили был членом Правления Херсонского земельного банка, исполнял обязанности земского гласного Одесского уезда, был председателем совета мировых судей.

Имя К. М. Базили стоит в одном ряду с другими выдающимися российскими дипломатами и учеными и не должно быть забыто. Деятельность консула должна служить примером бескорыстного служения Родине и Церкви для современных дипломатов РФ, исследователей Святой Земли и всех православных людей, кто верит в особые духовные связи России и Палестины.

При написании статьи использованы источники: Нессельроде К. О перемещении консульства из Яффы в Бейрут// Архив Посольства Российской Федерации в Ливанской Республике; Смилянская И. М. Константин Михайлович Базили// Сирия, Ливан и Палестина. С. 238–239; Трутнев В. Русская дипломатия и Российское Императорское Православное Палестинское общество (по материалам АВПР)// Дипломатический ежегодник/ Отв. ред. О. Г. Пересыпкин. М.: Международные отношения, 1992. С. 250; Колобов О. А., Корнилов А. А. Константин Михайлович Базили и русское консульство в Бейруте // Сайт Императорского Православного Палестинского Общества.

Поделиться: