Федеральная
национально-культурная автономия греков России
Ассоциация
греческих общественных объединений России
Бенардаки Дмитрий Егорович

Дмитрий Егорович Бенардаки (1799 — 1870 гг.) — российский промышленник, крупный винный откупщик, владелец чугуноплавильных и железоделательных заводов, судовладелец, создатель Сормовского завода, золотопромышленник и крупный землевладелец.

До сих пор не разгадана загадка места рождения Дмитрия Бенардаки. В публикациях XIX века, как и в более поздних, указываются разные места его рождения, противоречащие друг другу. Он рос в Таганроге, а с 1807 г. учился в Таганрогской мужской гимназии.

Поступил на военную службу 25 октября 1819 года в Ахтырский гусарский полк юнкером. 23 апреля 1820 г. произведен в корнеты. 18 января 1823 года уволен со службы по домашним обстоятельствам с чином поручика. Постановлениями правительствующего Сената от 28.11.1850 и 06.09.1861 утверждён в потомственном дворянстве.

В 1824 году вступил в брак с Анной Егоровной Кипури, 17-летней дочерью нежинского грека. У Бенардаки с женой Анной было 8 детей — три сына (Леонид, Николай и Константин) и пять дочерей (Екатерина, Александра, Людмила, Вера и Елизавета). Жена Анна умерла в октябре 1846 года.

Анна Егоровна Кипури, Эрмитаж, худ. Карл фон Штейбен, 1844 г.

Его сыновья Константин Дмитриевич — член Петербургского комитета Урало-Волжского металлургического общества, учредитель Комаровских железорудных месторождений и Южно-Уральских горных заводов общества и Леонид Дмитриевич — коллежский асессор, владел в Оренбургской губернии Спасским и Владимирским золотыми приисками, а в 1860 пожертвовал 300 рублей на устройство приходского училища в г. Белебей.

В 1837 (по другим данным, в 1826) Дмитрий Егорович купил Верхне-Троицкий завод, Нижне-Троицкий завод и Усень-Ивановский завод, в 1859 Авзяно-Петровские заводы. В 1852 построил Алафузовскую фабрику.

Он владел в Белебеевском уезде имением из 8 деревень: Александровка, Дмитриевка (ныне не существуют), Анновка, Екатериновка, Елизаветино (все — Белебеевский район), Константиновка, Леонидовка, Николаевка (все — Туймазинский район).

Дмитрий Егорович Бенардаки пользовался уважением и в России, и в Греции, о чём свидетельствуют многочисленные награды. В 1858 году правительством Греции Дмитрию Бенардаки и его семье было предоставлено греческое гражданство.

Об особом отношении императорской семьи к Бенардаки свидетельствует и то, что императорская семья Романовых была настолько расположена к нему, что занимала у него деньги на государственные нужды. Таких примеров благосклонности императорского дома единицы. Это считалось большой привилегией.

В 1860 году Бенардаки выкупил акции Нижегородской машинной фабрики (Красное Сормово). При Бенардаки на заводе впервые появились паровые машины, токарные станки, подъемный кран, в 1870 году была построена первая в России мартеновская печь для выплавки стали. Также на Сормовском заводе были построены первые железные суда, а в годы Крымской войны (1853–1856) военные суда для Каспийской флотилии. За 10 лет с 1860 по 1869 год со станков Сормовской верфи сошло 40 паровых машин. Среди них самое крупное судно «Лев», предназначенное для речного пароходства на Волге.

Сормово. Завод, основанный Д.Е. Бенардаки

В 1858 году совместно с купцом Василием Рукавишниковым Бенардаки создал Амурскую компанию. Организатор и владелец крупной золотодобывающей Верхнеамурской компании, которая просуществовала вплоть до установления советской власти и которая первая в Амурской области начала добывать золото. Построил и спустил на воду два парохода на Байкале: «Граф Муравьев-Амурский» и «Дмитрий Бенардаки».

Заработанные деньги он вкладывал в промышленность и сельское хозяйство. И уже к 40-50-м гг. стал одним из первых миллионеров России и одновременно благотворителем и меценатом.

Из воспоминаний К. А. Скальского (1906): «Из славившихся тогда откупщиков первым по богатству считался Бенардаки, из таганрогских греков. Он нажил огромное состояние своим умом и ловкостью. Человек он был необыкновенной доброты, готовый услужить и весьма серьезно всем и каждому. Многие наживали благодаря ему целые состояния. Он был не только откупщиком, но и крупным помещиком, овцеводом, горным заводчиком и золотопромышленником».

Летом 1839 г. в Мариенбаде Бенардаки впервые познакомился с Н. В. Гоголем. Историк М. Погодин так писал о своем совместном с Гоголем и Бенардаки пребывании в Мариенбаде: «Всякий день после ванны ходили мы втроем — я, он (Бенардаки) и Гоголь по горам и долам и рассуждали о любезном отечестве. Где он не был, чего не знает, с кем не был он в сношении! Сибирь, Оренбург, Поволжье, Кавказ, Крым, Петербург — у него все как на ладони… Бенардаки, знающий Россию самым лучшим образом, рассказывал нам множество разных вещей, которые и поступили в материалы гоголевских „Мертвых душ“, а характер Костанжогло во II части писан в некоторых частях прямо с него».

Н.В.Гоголь, друг Д.Е.Бенардаки

А однажды поэт Василий Жуковский, у которого в поместье Эрмитаж в то время жил Гоголь, пригласил Бенардаки к себе, чтобы «прибегнуть к помощи самого дельного человека России» (цитируется по очерку А. Корина). Нагрузив предпринимателя своими проблемами, Василий Андреевич захотел напоследок подарить ему зрелище — картину под названием «Николай Васильевич Гоголь работает над своими бессмертными рукописями».

Он провел Бенардаки через внутренние комнаты к кабинету Гоголя, тихо отпер и отворил дверь. Зрелище действительно было на любителя: «… передо мной стоял Гоголь в следующем фантастическом костюме: вместо сапог длинные шерстяные русские чулки выше колен, шея обмотана большим разноцветным шарфом, а на голове — бархатный малиновый, шитый золотом кокошник, весьма похожий на головной убор мордовок. Гоголь писал и был углублен в свое дело, и мы, очевидно, помешали ему, он долго смотрел на нас, но костюмом своим нисколько не стеснялся».

«И правильно сделал, — заметил Бенардаки, — Ежели, к примеру, эта амуниция способствует успеху дела, почему нет? Конечно, если бы я, к примеру, в таком виде отправился к министру финансов на предмет получения концессии на золотые прииски, — объяснил Дмитрий Егорович, — возможно, у меня и у министра возникли бы некоторые проблемы, разрешаемые только с помощью врачей. Но художники — дело другое. Что если без этого бархатного кокошника „Мертвые души“ не получаются такими волшебно живыми? Стало быть, надо считать сей бархатный убор прекрасной инвестицией в этот изумительный по своей рентабельности проект».

Именно благотворительность, как отмечает А. Корин, была «одной из основных забот вечно занятого Бенардаки». За благотворительность Император Александр II пожаловал Дмитрию Егоровичу звание потомственного дворянина.

Бенардаки был близко знаком с Лермонтовым, активно помогал другу Пушкина П. В. Нащокину, а ссыльного анархиста М. Бакунина взял к себе на службу в Амурскую компанию. В одной из золотопромышленных компаний Бенардаки управляющим и компаньоном был декабрист А. В. Поджио. Еще один декабрист В. Ф. Раевский, служил у Бенардаки доверенным по винным откупам.

Дмитрий Бенардаки основал фонды благотворительности нуждающимся учащимся петербургских мужских гимназий, он опекал детей, осужденных за мелкие преступления, создав несколько земледельческих колоний и ремесленных приютов.

Одним из самых ярких даров Бенардаки Петербургу стала Греческая посольская церковь во имя Святого великомученика Димитрия Солунского, построенная на Лиговском проспекте по проекту Р. И. Кузьмина.

Церковь Св.вмч.Димитрия Солунского

Д. Бенардаки собрал коллекцию западноевропейской живописи, которая с успехом экспонировалась в 1861 году в Петербурге на выставке картин, принадлежащих членам императорского дома и частным лицам. По его заказам работал Карл Брюллов.

Скончался Дмитрий Егорович Бенардаки 28 мая 1870 года в Висбадене, в Германии.

Гроб с телом Бенардаки, прибывший специальным поездом на Николаевский (ныне Московский) вокзал, встречал сам император. Это был первый и последний случай в истории России, когда самодержец лично встречал гроб с телом человека, не принадлежащего к императорской фамилии.

Дмитрий Бенардаки был похоронен в Греческой церкви в Санкт-Петербурге, снесённой в 1962 году. Его останки были перезахоронены 2 сентября 2011 г. в Некрополе мастеров искусств Александро-Невской Лавры.

В ноябре 1962 г. под строительство концертного зала «Октябрьский» разбирали фундамент снесенной церкви Димитрия Солунского, называемой в народе Греческой.

Рабочие обнаружили гроб с забальзамированным телом мужчины в сюртуке с православным крестом и золотым медальоном под белой шелковой рубашкой. Рядом находилась свинцовая коробка с шестью фотографиями и жизнеописанием покойного.

Саркофаг был открыт и разграблен. Тело покойного, пролежав пару дней под питерским дождиком, было доставлено в судебно-медицинский морг № 1.

Тогда эту историю замолчали. Через 34 года о подробностях рассказали «Санкт-Петербургские ведомости».

Дом с концертным залом, владельцем которого был Дмитрий Егорович Бенардаки. г. Санкт-Петербург

В 2006 г. активным членам Ассоциации греческих общественных объединений России удалось получить информацию о том, что в запасниках музея Бюро судебно-медицинской экспертизы Петербурга найдены фрагменты человеческого тела, которые с большой долей вероятности могут принадлежать Димитрию Бенардаки, а в музее кафедры судебной медицины Государственной медицинской академии им. И. И. Мечникова хранится часть его сердца.

Благодаря усилиям, предпринятым Ассоциацией греческих общественных объединений России, «Русско-греческим клубом им. Д. Бенардаки», при содействии Благотворительного фонда Ивана Саввиди специалистами Бюро судебно-медицинской экспертизы Санкт-Петербурга в течение 2010 г. проведены работы по идентификации найденных останков.

Согласно заключению экспертов исследованные материалы являются останками выдающегося российского деятеля XIX века Димитрия Егоровича Бенардаки.

Благодарные потомки получили возможность довести свою благую миссию, начатую много лет назад, до конца. Останки Димитрия Бенардаки перезахоронены в Свято-Троицкой Александро-Невской Лавре Санкт-Петербурга рядом с Куинджи и Боткиным, недалеко от Чайковского и Достоевского. 20 сентября 2011 года в северной столице был торжественно открыт памятник нашему великому соплеменнику. Он создан по проекту архитектора Геннадия Пейчева, скульпторами Андреем Широковым и Василисой Балашовой.

Посредством таких примеров бережного отношения к собственной истории укрепляются нравственные основы российского общества.

Церемония открытия памятника Д.Е.Бенардаки в г. Санкт-Петербург с участием Президента ФНКА греков России Ивана Саввиди

При написании статьи использованы источники: Дмитрий Егорович Бенардаки. Судьбы человека и его захоронения; Н. А. Раевский. Друг Пушкина Павел Воинович Нащокин. Наука, 1976. С. 31–32.; Бенардаки, Дмитрий Егорович. — Иркутск. Историко-краеведческий словарь. — Иркутск: Сибирская книга, 2011. — 596 с.; А.Корин. Потомок древних афинян стал первым русским миллионером//Русский предприниматель № 11(18), 2003 -2004гг.; П.Афанасьев. Дмитрий Бенардаки (1799–1870), официальный сайт Московского общества греков www.greekmos.ru

Поделиться: