Федеральная
национально-культурная автономия греков России
Ассоциация
греческих общественных объединений России
Константин Дмитриев: Мы укрепили греческое движение и сделали его единым организмом

Первый президент АГООР, занявший в 1993 году этот пост, объединивший две существовавшие на тот момент федерации — московскую и ставропольскую, историк Константин Дмитриев родился в Геленджике. Предки его — выходцы из региона Аргируполи в историческом Понте — основатели знаменитого села Кабардинка, самого музыкального, по общему мнению, греческого села юга России.

Еще в школе, рисуя в тетрадках греческие флаги, будущий глава АГООР точно знал, историей какого народа будет заниматься всю свою жизнь.

На так называемом объединительном съезде в Ставрополе за кандидатуру молодого, романтичного, блестяще образованного и при этом начисто лишенного лидерских амбиций депутата Краснодарского областного совета, проголосовали единогласно.

Неисправимым романтиком, лишенным амбиций, Константин Дмитриев называет себя и сегодня. Причем, не видит в этом ничего зазорного. Лицензированный гид, он на протяжении последних двенадцати лет изо дня в день рассказывает туристам о достопримечательностях Греции, и непременно останавливается на истории Понта, справедливо полагая, что вносит, таким образом, свой вклад в общее дело.

— Константин, вы — историк, возглавивший греческое общественное движение России. Ваше образование, в данном случае, пришлось в полном смысле этого слова «к месту», не так ли?

— Поскольку историком я хотел стать всегда, сколько себя помню, то и корнями нашими интересовался с профессиональным, что ли, интересом. Много читал о многовековой истории греков, как вообще появились греки, как со временем реализовывались, как происходило переселение греков в Россию. Безусловно, большую роль тут играло и окружение, все семейные истории… О предках, прибывших из Трапезунда в Новороссийск, а затем на берегу Цемесской бухты основавших село Кабардинка… О дедушке, который единственный из большой семьи остался в 20-ых годах в России, остальные уехали в Грецию… О поездке в 1974 году на корабле из Одессы в Афины к родственникам. И, наконец, о том, что назвали меня в честь дедушкиного брата, с которым семью на долгих 45 лет разлучила «захлопнувшаяся» граница… Постигая историю семьи, я постигал историю народа, ведь все в итоге начинается с малой родины.

С основателем музея греческой культуры в Красной Поляне Б.Д.Цхомария

— А с чего начиналось для вас общественное движение?

— С института, конечно. Греческие корни просто не могли не привести к идее организовывать греческие мероприятия. Сережа Котиков, Саша Григориади, мы собирались в общежитии Кубанского университета, часами обсуждали, готовились, скажем, к «свадьбе»…

— К свадьбе?!

— Да, 25 марта — День Независимости Греции мы отмечали в советские времена, как будто свадьбу. Или день рождения. Арендовали зал в кафе, собирались, рассказывали о Греции, об этом дне, и, конечно, веселились.

Приходили все греки — студены Краснодарских вузов, это была и возможность просто встретиться, познакомиться, пообщаться, узнать друг друга. Желающих принять участие в таких мероприятиях было очень много. Все греки хотели себя обозначить!

— А как на это реагировало советское государство?

— Государство рассматривало все это, как нормальный выхлоп национального самосознания, и по большому счету, закрывало глаза. Причем, не только в случае с греками. То же самое происходило и с другими диаспорами. Самоорганизация имела место быть и никак не запрещалась. Ну, понятное дело, государство старалось отслеживать. Давать рекомендации и советы. К примеру, «может, не надо зажигать свечи», ну, и так далее… Или могли пригласить на встречу с работником КГБ…

— А вы?

— А мы продолжали все равно. Мы были веселые ребята, и время было веселое…

Международное совещание понтийских организаций. Бостон,октябрь 1994 г.

— Константин, в депутаты как вы попали?

— Я же сказал, время было веселое, уже веяло переменами. В 1989 году меня выдвинули в депутаты, да я просто выглядел по другому, без всякого этого апофеоза партийного… Молодой парень, историк. И люди проглосовали! Кстати, в это время и начинает формироваться греческое общественное движение. В 1989 году Институт истории КПСС организовал в Москве Всесоюзную конференцию, посвященную греческому движению.

— Институт истории КПСС?!

— Да, представьте. И это неудивительно. Это период межнациональных конфликтов на территории СССР — в этих условиях партия решила заняться греками. Причем, как не удивительно это может прозвучать, но этот импульс сработал и как толчок для общественного движения в самой Греции. Ведь приехавшие туда еще в 20-ых годах понтийцы реально стали заниматься своим движением лишь в 80-ые! Да и на постсоветском пространстве тогда очень активизировались греческие общественные организации. В Грузии по инициативе сухумских греков началось преподавание языка. Есть еще один момент — так было не раз в истории греков Понта и Причерноморья — в момент распада империй — они начинали собираться, реально проявлять результаты своего движения. Греки Российской империи собрались на свой съезд сто лет назад — в 1917, греки СССР в 1991.

На встрече с Поповым Г.Х. Москва (Меланифиди Г., Анастасиади Г., Кацонис А.)

— Съезд, которому лично вы обязаны исторической записью в трудовой книжке, не так ли?

— Национальный совет и национальная палата — это были учрежденные решением съезда в Геленджике органы. То есть, фактически формировались парламент и правительство советских греков со своими структурами — законодательной и представительской. И я постановлением Всесоюзного объединения греков был назначен заведующим отделом по общим вопросам национальной палаты греков России — да, это была официальная такая запись в трудовой книжке.

На встрече с Послом Греции и работниками Посольства

— Отсчет греческого общественного движения России мы ведем от создания в 1992 году в Минеральных водах российской общественной организации, или, другими словами, федерации?

— Верно. А осенью этого же года еще одна федерация была создана в Москве. В 1993 следует объединительный съезд в Ставрополе, где на основании устава московской федерации принимается решение о создании единой Ассоциации греческих общественных объединений России.

— И вы становитесь ее президентом. Как вы считаете, почему выбор старейшин греческого движения пал именно на вашу кандидатуру?

— Понимаете, мне было 26 лет, я на тот момент — освобожденный работник краевого Совета народных депутатов с огромным желанием приносить пользу своему народу и, что очень важно, без длинной истории, связанной с личными конфликтами и предпринимательскими устремлениями… У меня не было в хорошем смысле этого слова, других дел. Старейшины, как вы выразились, на тот момент уходили в серьезный бизнес, у них были семьи и, наверное, другие важные дела.

— Каковы были функции этой новой единой организации?

— Очень широкие. Мы занимались визовой поддержкой соотечественников, уезжавших на и историческую родину, поднимали вопросы реабилитации репрессированных греков, осуществляли представительство на федеральном уровне, приглашались в администрацию президента, принимали участие в мероприятиях всероссийского масштаба, были представлены на международном уровне. В это время Всемирное понтийское движение, во многом воодушевленное нашей организацией, проводило свои съезды, мы принимали в них участие.

— Можно сказать, что на том этапе было сделано все, что возможно? И как вы оцениваете свой личный вклад в общее дело?

— Несмотря ни на что, мы укрепили федерацию, мы сделали ее единым организмом, не дали развалиться. Когда прошел первый ажиотаж после распада Союза, наступили очень непростые времена, но нам удалось сохранить костяк. Мы смогли заявить свою позицию на весь мир… На греческом языке! Помнится, как я написал русскими буквами греческий текст своего выступления на первом съезде САЕ… Это была такая гордость — говорить на родном языке! Делегат из Америки тогда, к слову, выступил на английском…

Что касается моего личного вклада, я, знаете ли, исхожу из православной парадигмы — когда ты не можешь сделать чего-то большого — не вреди и делай, что можешь, сохраняя свое доброе имя — это и считаю самым главным своим успехом. Конечно, чего-то мы не смогли, что-то не удалось. Но, надо признать, что у нас и не было больших финансовых возможностей, а это во многом определяющий фактор. Скажу так: мы не дали разрушиться греческому движению, а это вполне могло произойти. Дети, которые выросли после меня, смогли приобщиться к родной греческой культуре, научились танцевать и играть на лире… Разве этого мало?

На улицах Бостона

— Как бы вы могли в общих чертах охарактеризовать путь, пройденный греческим общественным движением России за эти годы?

— Все зависит от того, какую систему координат выбрать для такой оценки. Вот, если человеку 25 лет, то можно уже делать выводы о том, какова у него поступь. То же самое и с общественным движением. Греки России, в первую очередь, определились с выбором своей страны — они остались в России. Другой вопрос, что период взросления у нас получился очень долгим. Объяснений тому много. Ведь, нельзя не признать, что до появления человека, который сегодня является лидером российских греков — я имею в виду Ивана Игнатьевича Саввиди, по большому счету, ничего особенного сделано не было.

— А какие перспективы сегодня стоят перед движением? Какие ориентиры, по-вашему, должны быть в приоритете? Возможно, это изучение греческого языка?

— Думаю, что и сегодня имеют место быть те же тенденции. Основные направления — это связи с культурой Греции и греков — нашей исторической родины, память о нашей Отчизне — историческом Понте. Безусловно, тема геноцида как историческая отправная точка. Изучение греческого языка, это, конечно, очень важно.

Но не менее важно и более реально — выработать греческое самосознание. К примеру, обучать, пусть на русском, греческой истории. Ведь все равно изучение греческого языка в России в массовом порядке невозможно. Но можно организовать образовательные программы, как для детей, так и для взрослых с углубленным, скажем так, знакомством с историей и культурой Греции. Чтобы это было интересно, в удовольствие, и непременно пригодилось бы в будущем. Харизма и международный авторитет Президента ФНКА греков России И.Саввиди, правильные инициативы и, бесспорно, желание сотрудничать в этом плане со стороны руководства РФ дают все основания полагать, что общественное движение греков России имеет все условия для своего роста и развития.

Инга АБГАРОВА
специально для rusgreek.ru

Поделиться: