Федеральная
национально-культурная автономия греков России
Ассоциация
греческих общественных объединений России
Георгий Меланифиди: Объединение — это все, что нам было нужно тогда

Георгий Федорович Меланифиди, возглавивший Объединение греческих обществ России в 1992 году, своим главным успехом на посту руководителя считает объединение всех греков России в одну общественную организацию — ОГОР.

— Я умею добиваться цели, — говорил он, вступая в должность, — объединение — это все, что нам нужно, ну, а я, я готов быть на вторых ролях…

Георгий Федорович Меланифиди — выпускник знаменитого Московского института нефти и газа, кандидат наук, автор свыше ста научных работ, монографий и десятков брошюр, лауреат Государственной Премии Совета Министров СССР, научной и преподавательской деятельностью занимается по сей день.

Старший его дядя, уехавший на родину в 1924 году, возглавлял Коммунистическую партию Северной Греции, проведя в общей сложности около 16 лет в тюрьмах и застенках, младший — комсомольскую организацию в Туапсе. Отца — юриста и директора туапсинской греческой школы в 1937 репрессировали, и Георгий Федорович долго носил на себе клеймо «сын врага народа» с поражением в правах. Из добровольной ссылки в Актюбинскую область, куда они последовали с матерью, ему удалось вырваться в Москву, стать студентом, а затем и аспирантом престижного ВУЗа, сделать блестящую карьеру.

— Мне легко давались все предметы, а как «сын врага народа» я считал своим долгом учиться лучше других, быть первым, особенно во всех марксистко-ленинских дисциплинах, — смеется Георгий Федорович.
Сегодня он, бывший советником сразу двух московских мэров, является ответственным секретарем Международного союза греческих общественных объединений стран СНГ и Балтии «Понтос» .

В книге «Люди нашего тысячелетия» статья, посвященная Г. Ф. Меланифиди, называется «Греко-русский профиль».

— Георгий Федорович, вы помните, как все начиналось?

— Все начиналось в 1989 году, когда была создана Всесоюзная общественная организация греков СССР, которую возглавил Гавриил Харитонович Попов. Я, сколько себя помню, все время старался наладить контакты с греками, контачил с политэмигрантами — фамилия моя, благодаря дяде, была им хорошо известна. Мы отмечали все греческие праздники… Помню, в один из дней Независимости Греции мы все вместе танцевали возле станции метро на Октябрьской площади…

Знакомясь с Г. Поповым, я пошутил, что единственной своей «плохой» чертой считаю безмерную любовь к грекам. — Прекрасно, — ответил Гавриил Харитонович, и пригласил подключиться к общественной работе. В то время я был ведущим научным сотрудником Института газовой промышленности, работал над докторской диссертацией, а Гавриил Харитонович выступал моим оппонентом.

Прием у Г.Х.Попова (Г.Ф.Меланифиди, Г.Х.Попов, Х.В. Триандофилов), ноябрь 2005 г.

— Что было тогда самым важным в вашей работе?

— В те годы крайне важной нам представлялась законодательная часть. Было необходимо, чтобы общественное объединение имело четкую законодательную базу. Работали мы в тесном контакте с еврейской, немецкой, армянской диаспорами, контактировали между собой по части законодательства.

Я всегда говорил, что только законы могут облегчить продвижение наших вопросов.

— И какими были эти вопросы?

— К примеру, мы принимали непосредственное участие в разработке законопроекта о реабилитации репрессированных народов в апреле 1991 года. Тогда же была создана Конфедерация репрессированных народов, я представлял в ней греческую диаспору, мы на уровне Госдумы, Совета Федерации принимали активное участие в разработке этого, и не только закона.

— С чего началась история греческого общественного объединения России?

Съезд ОГОР, март 1993 г.

— Тенденция организовывать свои общественные организации началась сразу же после распада СССР. В каждой бывшей республике были созданы рабочие группы — координировал их деятельность Гавриил Харитонович Попов. Когда встал вопрос об общественной организации греков России, мы столкнулись с определенными разногласиями между лидерами греков, выявившихся после проведения еще в советские годы Первого съезда в Геленджике. Это были разногласия, по сути дела, между исполнительной структурой греческого объединения и его законодательной частью. В результате было создано две организации — Ставропольская и Краснодарского края, центральной России, Урала и Сибири. Вот вторую и предложили возглавить мне. Я — органический противник раскола — согласился с одной целью — чтобы объединить всех греков России. Мне это удалось.

Свидетельство о регистрации общественной организации греков России мне вручал, по существовавшей тогда традиции, министр юстиции России Юрий Калмыков.

— В тот февральский день 1993 года свидетельства получили одновременно 23 общественные организации, — вспоминает Георгий Федорович, — мы были под номером седьмым… После церемонии ко мне подошла Елена Боннэр, возглавлявшая Фонд академика Сахарова, и попросила оставаться с ней на связи. Она сказала, что у Андрея Дмитриевича были греческие корни! Никогда не забуду этот день — он был особенным — мы получили статус, могли выступать с любой инициативой, высказывать свое мнение по всем вопросам государственной важности, будучи уверенными в том, что к нам прислушиваются!

МСГОО "Понтос" (Никос Сидиропулос, Константин Шотиди, Александр Кесов, Георгий Меланифиди), июль 2007 г.

— И прислушивались?

— Конечно! Мы получали приглашения на слушания в Государственную Думу, Совет Федерации, мы были знакомы со всеми министрами, добились того, что в министерство по делам национальностей принимали на работу по одному представителю от каждой диаспоры, и мы, греки России, рекомендовали своего представителя.

Когда в стране был создан Конгресс национальных объединений, я вошел в него, представляя греческую диаспору! Мы тогда в рамках Конгресса разработали концепцию Московского дома национальностей.

Должен сказать, что сегодня все функции в плане законодательной части со стороны диаспор взяли на себя общественные палаты и Совет при президенте. Однако, греческая диаспора в этих советах не имеет сильных позиций, в отличие, скажем, от немецкой или дагестанской, которые входят и в президиум Совета.

— Почему, как вы думаете? Все греческие вопросы решены?

— Я скажу откровенно — грекам грешно обижаться. В России мы у себя дома.

Награждение Георгия Федоровича Меланифиди Президентом ФНКА греков России Иваном Саввиди на расширенном заседании Совета ФНКА греков России "За личный вклад в развитие эллинизма, патриотизм, активную жизненную позицию", июнь 2017 г.

— А какие вопросы, кроме объединения, вы решали тогда, в свою бытность председателем ОГОР?

— Когда я стал председателем, нам удалось создать рабочие группы, целью которых было объединение всех греков России. Это было время кропотливой работы, за которой и последовал объединительный съезд. Мы также бились над тем, чтобы организовать финансирование общественных организаций. В отличие, скажем, от Румынии или Германии, в России такого финансирования со стороны государства не было. Мы уже тогда поднимали вопрос о принятии закона о национально-культурных автономиях. А параллельно работали над созданием международного объединения греков, каковым и стал «Понтос».

— Георгий Федорович, а что актуально для греков России сегодня? Какие темы должны стоять на повестке дня общественной организации?

— Боюсь быть неверно понятым, но тема геноцида не является, на мой взгляд, сегодня актуальной. Равно, как и тема реабилитации. Тревоги и позывы дня сегодняшнего — это наша молодежь, у которой форма понимания, как перенять традиции — это стремление общаться. А задача старшего поколения — находить новые формы сохранения традиций, потому что только этот путь ведет к сохранению самосознания нации.

Вот что по настоящему актуально сегодня.

Инга АБГАРОВА, специально для rusgreek.ru

Поделиться: