Федеральная
национально-культурная автономия греков России
Ассоциация
греческих общественных объединений России

Владимир Кайшев: Новые поколения начнут не с нуля. Мы заложили для них фундамент

В первый раз Грецию Владимир Григорьевич Кайшев — президент АГООР c 2000 по 2004 годы, увидел в 1987, когда отправился на корабле в круиз по Средиземному морю… В тот момент, когда корабль швартовался в Пирейском порту, Владимир Григорьевич пробрался в капитанскую рубку.

— Спасибо вам и низкий поклон за то, что привезли нас сюда, — сказал он потрясенному капитану, — вы не представляете, какое это счастье для меня — увидеть греческую землю, ступить на нее…

Из Греции тогда Владимир Кайшев увез…камни. Они и сейчас стоят в его доме на специальных подставках — первые, поднятые на Афинском акрополе…

По взрослому относиться к жизни парень из станицы Суворовская Предгорного района Ставропольского края начал очень рано. Родители — тракторист и крестьянка жили скромно, и все каникулы мальчишка проводил не в пионерском лагере, а в поле — дел в колхозе хватало… Возможно, именно тогда и был заложен фундамент будущей блестящей карьеры заслуженного работника пищевой индустрии России, управленца, государственного и общественного деятеля Владимира Кайшева — мало кому из наших соотечественников удалось сделать такую. Судите сами: руководитель департамента пищевой, перерабатывающей промышленности и детского питания Министерства сельского хозяйства России, заместитель руководителя Федерального Агентства по сельскому хозяйству, помощник министра сельского хозяйства РФ, директор департамента пищевой, перерабатывающей промышленности и качества продукции Минсельхоза России, председатель Правительства Карачаево-Черкесской Республики.

Сам Владимир Григорьевич говорит, что на руководящие должности никогда не рвался — просто честно делал свою работу. Не знал, что такое страх и зависть. И всегда, независимо от высоты своего положения и размеров кабинета оставался, в первую очередь, греком.

Греческое общественное движение для себя лично Владимир Григорьевич отсчитывает с того самого ветреного мартовского дня 1972 года, когда его — студента первого курса факультета экономики и организации производства промышленных и продовольственных товаров Краснодарского политехнического института пригласили в КГБ, где пристрастно допрашивали, как это им — комсомольцам — пришла в голову идея отмечать День освобождения Греции — страны капиталистической, а значит, не совсем и дружественной СССР!

— Тогда и началось понимание и осознание самого понятия «Греция» и всего, что будет связано с этим понятием в моей жизни, — говорит Владимир Григорьевич, — и очень важно, что это осознание совпало с периодом юности, периодом становления личности. Все знания наши тогда ограничивались античностью: мы читали Пифагора, Перикла, и ничего не знали о современной Греции. Но мы очень хотели узнать как можно больше. И с этим новым скачком к познанию Греции, у всех нас стало расти чувство национального самосознания…

С Архиепископом Афинским и всея Греции Христодулом

— В чем это, в первую очередь, выражалось?

— Есть такая притча: человека бьют по голове, а он кричит: ай, моя спина, ох, моя спина! Его спрашивают, чего ж ты кричишь «спина», тебя же по голове бьют… А он отвечает, если б у меня была «спина», разве ж меня били бы по голове! У нас было ощущение этой самой «спины» и ею была Греция… Нас переполняла гордость за Грецию, нам эта гордость придавала силы… Мы не все знали язык, мы не всё понимали и не во всем разбирались, но в памяти, крови, душе всегда присутствовало осознание себя греками, осознание принадлежности к великой нации… И это осознание толкало нас друг к другу…

— То есть, на первом этапе это были гордость и романтика такая, да?

— Да, вначале мы и не задумывались о какой-то организации. Просто собирались, слушали бузуки, если кто приезжал из Греции, ждали с восторгом его рассказов, это была радость от ощущения принадлежности к нации, понимаете? Ведь исторические корни — это одно из самых серьезных достояний человека. Своя национальность — это свое лицо, историческая идентичность, которая обязывает. Есть история — есть культура, а значит, и совершенно иное позиционирование себя в мире.

— Владимир Григорьевич, я, побеседовав со всеми вашими предшественниками на посту президента АГООР, да и не только с ними, делаю вывод, что общественное движение, в том числе, греческое, все-таки зародилось с «благословения» государства…

— Это была на тот момент политика государства, вы правы. Гавриил Харитонович Попов выступил с инициативой проведения первого съезда греков в Геденджике, где собственно говоря, и родился «Понтос» — общественная организация, объединившая греков всего Союза. После распада Союза, на постсоветском пространстве в местах компактного проживания греков появились свои объединения. В России это было объединение, которое и стало началом нынешней ФНКА.

— Можно сказать, что задачи, которые ставил перед собой «Понтос», во многом стали задачами нового объединения греков независимой России?

— В «Понтосе» была одна задача — попытаться объединить греков, ведь у нас много талантливых людей, использовать историческую возможность, чтобы реабилитировать народ. У нас была программа, предполагавшая начать с самого элементарного — клуба для молодежи, где ребята могли бы знакомиться, обмениваться идеями… Все это предпринималось, чтобы избежать ассимиляции…

И «Понтос», и позже АГООР выступали с инициативами по реабилитации репрессированных греков. Мы по крупицам собирали сведения, прошли множество разных инстанций, но увы… Вообще, многое выпало на долю нашего народа… Мы выжили, вынесли геноцид, высылки, репрессии, народ наш — такова наша участь — как песчинки по всему миру разбросан… Я часто задумываюсь, почему она такая, наша судьба? И все же гены предков остались и в наших людях, воспитанных в советской системе, хотя это уже другая трансформация…

— Мне рассказывали, что это именно вы говорили Гавриилу Харитоновичу Попову: научите нас уму-разуму, кредиты нам не нужны…

— Да, так и было. Гавриил Харитонович-фигура серьезная. Человек публичный и влиятельный, он имел практически неограниченные возможности…

— Вы как-то с грустью об этом говорите…

— С грустью потому, что мы упустили исторический момент, который можно было использовать, пусть даже несколько авантюрным путем — все великие дела в современной истории, в конце концов, решались именно таким путем. И у нас была такая предпосылка в период развала СССР.

— Что вы имеете в виду?

— Греческий район, который можно было организовать на территории России! Если бы нам тогда выделили эту землю, у нас был бы прогресс. Учитывая нашу национальную способность — это был бы райский уголок, я убежден, что греки смогли бы этот район сделать цветущим.

— Как вы считаете, что является самым главным в общественном движении, в частности, греческом?

— Общественное движение — самое благородное, но очень неблагодарное дело — так устроен мир. Знаете, я объездил всю страну от Москвы до Владивостока: наши люди очень работоспособные, доброжелательные. Но, простите за такое сравнение, они, как стадо баранов: когда врозь — тянутся друг к другу, но собравшись, не могут вместе. Поэтому самое главное в нашем общественном движении — это искренность. Тут никто никого не может заставить что-то делать — все должно быть в такт, все в ритме желаний… И, если перефразировать известное высказывание, только тот сможет здесь добиться успеха, кто, каждый день идет за это дело на бой!

— А за что «на бой» шли вы?

— Так сложилось, что греки всегда были вместе с Россией, у нас не было плохого, если так можно выразиться, исторического прошлого, за исключением политических репрессий, высылок… Я полагал, что мы как общественное движение сможем продвигать греков вперед, как это сделали, скажем, евреи. И это дало бы цепную реакцию. Человек хотел бы иметь отношение к общественной организации, он бы видел перспективу…

2004 год, Съезд Ассоциации греческих общественных объединений России, Ростов-на-Дону

— Как вы оцениваете деятельность греческого общественного движения России в те годы, когда вы его возглавляли?

— Видите ли, мы все много сделали. В первую очередь, для развития российско-греческих отношений на политическом уровне. Я возглавлял государственную межпарламентскую комиссию Россия-Греция, был председателем аграрной комиссии. Мы продвигали греческие продукты на российском рынке, организовывали семинары, ярмарки, выставки с участием греческих бизнесменов, братали города, отправляли делегации бизнесменов.

Бывало, что эти встречи носили, а ля фуршетный, а не продуктивный характер, что-то получалось, что-то нет. Конечно, тут играла свою роль специфика, разная ментальность, разные подходы, но мы делали это!

Помню, мы пригласили в рамках специальной программы ученых из Греции, Канады, Америки на семинар о рыночной экономике — нам ведь многое было непонятно. И, несмотря на разные подходы, о которых я говорил, это было чувство сопричастности, гордости, это был человеческий контакт с соотечественниками, серьезная планомерная работа по сближению людей. Понимаете, это ведь сегодня никого не удивишь поездками, а тогда это была такая радость от общения!

Не могу не сказать о первом осознанном, серьезном шаге со стороны общественного движения — памятнику Иоаннису Каподстрии, который был подарен греками к юбилею Санкт-Петербурга. Мы заявили о себе, это наше позиционирование «сработало»: с нами стали и продолжают считаться.

— А что дало, по-вашему, общественное движение самим грекам России?

— Благодаря общественному движению, греки России приобрели цивилизационные навыки, укрепилось их национальное сознание, самоидентификация… Естественно, очень вырос интеллектуальный потенциал нашего народа, сегодня повальное стремление к образованию, общества дали стремление выучить ребенка, мы начали тянуться к цивилизации… За короткое время мы шагнули далеко вперед, естественно, и связи с Грецией дали толчок нашим грекам, проживающим на территории бывшего СССР.

— Вы согласитесь, что в любом деле очень многое зависит от личности руководителя. Как бы вы оценили вклад каждого, кто стоял во главе АГООР за всю историю существования общественной организации?

— Все, кто возглавлял общественное движение, внесли свою лепту — и в развитие отношений между Россией и Грецией, и между греками России и Греции! Я бы сравнил нас всех, кто стоял во главе АГООР, с многоступенчатой ракетой — вот каждый из нас на своем этапе выносил этот корабль на орбиту… По мере его следования, отпадали носители, выполнив свою функцию, но каждый был необходим и каждый сыграл свою роль… Отдельно хочу сказать: то, что делает сегодня Иван Саввиди, как человек, как грек, как мужчина — это, пожалуй, больше, чем сделали мы все вместе взятые… Потому что есть реальные вещи, с которыми можно и нужно считаться. Я всегда говорю так: рассуждать легко, а ты возьми и сделай!

2004 год, Съезд Ассоциации греческих общественных объединений России, Ростов-на-Дону

— Что, на ваш взгляд сегодня является плюсом греческого общественного движения России и что минусом?

— Сегодня в общественное движение вовлечено много молодежи - это очень положительный момент. Однако, я считаю, что движению, как никогда, нужна идеология, многогранная общая идеологическая стратегия. Наличие совета старейшин, молодежного крыла, клуба бизнесменов. Чтобы как можно больше людей вовлекать в общественное движение.

— Есть что-то, о чем вы жалеете?

— Наверное, я мог бы сделать больше, очень много факторов тут сыграло свою роль, не всегда наши желания совпадали с возможностями… Что ж, новые поколения придут, и начнут не с нуля, мы заложили для них фундамент нашего греческого счастья, то есть Единства и высокого авторитета в братской православной единоверной России.

Инга АБГАРОВА,
специально для rusgreek.ru

Поделиться: