Федеральная
национально-культурная автономия греков России
Ассоциация
греческих общественных объединений России
Тот, кто увековечивает историю
В конце прошлого года в Пирее состоялось открытие бюста Никитарасу — Никитасу Стамателопулосу — одному из наиболее известных борцов за независимость Греции. С автором бюста — нашим соотечественником скульптором-монументалистом Георгием Кикотисом мы беседуем о героях и о том, каково это — увековечивать историю
Тот, кто увековечивает историю

Когда в далеком казахстанском селе ссыльных греков Панфилово, известном как Табаксовхоз, мальчишки и девчонки просили у родителей купить игрушки — Георгий отмалчивался. Его мама с папой и так знали — ребенок хочет только…пластилин. А игрушки он себе делает сам. В этом созданном своими руками мире будущий мастер провел все свое детство. Еще не зная самого слова «скульптор», он точно знал, что лепить будет всегда…

Георгий Кикотис — человек в своей профессии очень востребованный. Более сорока его работ украшают площади и улицы разных городов Греции, многие скульптуры находятся в музеях современного искусства и частных коллекциях по всему миру… Выпускник Художественного института в Алма-Ате, переехав на историческую родину, он окончил Салоникский университет. И уже в самом начале своего творческого пути сделал подарок северной столице Греции — памятник понтийским грекам — переселенцам.

— Георгий, как сложилось так, что основная часть твоих работ — монументальные скульптуры? Причем, большинство из них — памятники конкретным историческим личностям?

— Судьба так распорядилась. Я всегда любил историю, зачитывался книгами о героях, о людях, которые боролись за независимость Греции…

— А в чем разница между работой над памятником герою и обычному человеку? Только не говори, что обычным людям памятники не ставят…

— Разницы нет никакой. В любой работе важна ответственность, интерес к персоне того, над чьей скульптурой работаешь. Но когда человек прославился своими деяниями, когда его имя вошло в историю, работая над его скульптурой, ты начинаешь себя ощущать таким своего рода проводником истории. От этого дух захватывает!

— А в каком материале тебе больше нравится работать?

— А на что тебе больше нравится смотреть, на Солнце или на Луну? В любом материале есть своя прелесть.

— Скажи, как получилось, что бюст Никитарасу доверили делать именно тебе? Кто принял такое решение?

— Доверил мне работу над бюстом митрополит Пирея Серафим. Мы познакомились с ним на открытии бюста Леонидасу Ясонидису в августе в Верии. Этот бюст я считаю одной из своих очень значимых работ. И митрополиту работа очень понравилась. Вообще Ясонидис в памяти нашего народа навсегда остался как защитник понтийского эллинизма. Он всю свою жизнь боролся за свободу и обустройство понтийцев. После исхода из Понта и переселения в Грецию, Леонидас Ясонидис стал одним из основателей Комитета Понтийских Исследований в Афинах и активным сподвижником Эвксинского Клуба в Салониках. Это был человек, который вселял веру в будущее, именно ему мы обязаны возвращению иконы панагии Сумелы в монастырь в Верии.

Чего стоят только знаменитые слова, которые он произнес во время поминовения понтийских мирных жителей, уничтоженных в годы Первой Мировой Войны: «Понтийцы попросили хлеб и получили камень, попросили рыбу и получили змею, попросили жизнь и получили смерть, попросили свободу и получили рабство…». Я много читал об этом герое… К слову, бюст его установлен напротив монастыря Панагии Сумеле в Верии, а в самом монастыре покоятся его кости… Я спроектировал надгробие и ларец для мощей перед самим памятником…

— Каким ты «увидел» знаменитого Никитараса перед тем, как приступил к работе?

— Тоже много читал, смотрел старинные рисунки… До нас дошло не так много изображений этого героя. Он тоже был необыкновенным человеком! Племянник Колокотрониса, мужественный и бесстрашный. Турки прозвали его «туркоедом» — после возглавляемых им атак на поле боя оставались сотни убитых противников… Не жалел жизни своей ради независимости родины… Был близким сподвижником Каподистрии… При этом умер в нищете… Бюст как раз будет стоять на том месте в Пирея, где располагался дом престарелых — там Никитарас влачил свое существование последние годы жизни…

— Нет пророка в своем отечестве…

— Вот именно. Но я бы сказал, что в последнее время в Греции начинают вспоминать своих героев…

— Наверное, когда ты работаешь, ты все время думаешь о них, о героях былых времен?

— И не только во время работы. Такая буря эмоций внутри, передать не могу словами! Могу сказать, что я — счастливый человек…

— Скажи, счастливый человек, а есть скульптуры, которые ты мечтал бы изваять, но пока не сделал этого?

— Да. Это памятник жертвам геноцида понтийских греков и памятник Александру Македонскому. Я мечтаю

— Ты считаешь, что те, что есть — не самые удачные?

— Нет, я считаю, что много достойных памятников. Но я хочу сделать это так, как я вижу…

— Как именно?

— Видишь ли, мне сложно это выразить словами… Я привык к языку рук…

— Ты знаешь, мне очень нравится твоя работа — памятник русским солдатам, которые попали в Грецию до того, как в России грянула революция… Там такая безысходность и тоска… Ты очень хорошо показал это… А что будет твоим, главным в памятнике понтийскому геноциду?

— Боль трагедии.

— У тебя есть любимые работы?

— Есть. Все, что сделал.

Инга АБГАРОВА

Источник: mio.com.gr
190

Поделиться:

Другие статьи на темы: