Федеральная
национально-культурная автономия греков России
Ассоциация
греческих общественных объединений России
Когда и один в поле – воин…
Двадцать лет назад в «городе русских моряков» было 156 севастопольцев – живых защитников Москвы. Сегодня остался один – грек Георгий Константинович Чанахчиди. 15 июля 2019 года он отметит свое 100-летие
Когда и один в поле – воин…

За заслуги перед Родиной Георгий Константинович был награждён орденами «Красной Звезды», «За мужество», «Отечественной войны 2 степени», 7 медалями, среди которых — «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За Победу над Германией».

Предки героя — родом из с. Хандяры Карсской области, которая до 1917 года принадлежала России. Родственники Георгия Константиновича пережили геноцид и преследования за христианскую веру со стороны Османской империи. Им пришлось искать убежище на чужбине. Часть беженцев осела в Армении, Азербайджане и на Кубани. Большинство выбрало Северный Кавказ. Семья Чанахчиди решила жить в Грузии. Там, в Тбилиси, в 1919 году и родился будущий герой Великой Отечественной.

Выживали тяжело, а на фронт шли только за победой

Георгию было всего три года, когда умер его отец. Маме пришлось взвалить на свои плечи и дом, и заботу о ребенке. Выживали тяжело:

— В 18-метровой комнате в цокольном этаже помещались моя мама, я, моя тетя, дядя, сестра, — рассказывает Георгий Константинович. Мать брала любую работу. В основном, занималась уборкой и стиркой у хозяев, где ей могли платить. Четыре класса Георгий закончил в греческой школе. Затем продолжил учебу в русской средней школе. В 1939 году поступал в тбилисское артиллерийское училище, но, как рассказал сам ветеран, из-за национальности не был принят. Из Тбилиси Георгия Чанахчиди призвали на фронт. Семь лет он прослужил в рядах Советской Армии. Дорогами войны он дошел до Кенигсберга.

— Город, второй по величине после Берлина, — акцентирует наше внимание на важном факте фронтовик, — взяли за три дня.

Верность Родине — это одна из святых традиций в его греческой семье. Будучи еще мальчишкой, он твердо знал, что на фронт идут только за победой. Службу начал в 607-м стрелковом полку 55-й стрелковой дивизии имени К. Е. Ворошилова. Дивизия дислоцировалась в районе города Обоянь Курской области. Требовались подготовленные радиооператоры. Г. Чанахчиди направили в школу радистов. Здесь он освоил азбуку Морзе и получил опыт проведения радиообменов. Весной 1941 года дивизия, в которой он служил, была переформирована в моторизованную дивизию под номером 185. В октябре 1941 года дивизию перебросили на Калининский фронт, она и участвовала в защите Москвы. С 6 декабря 1941 года дивизия перешла в наступление. На плечах молодого связиста лежала важная и ответственная задача — обеспечение штаба полка бесперебойной связью со штабом дивизии и батальонами. Основным средством связи в звене «полк-дивизия-армия» была радиосвязь. Важная информация шифровалась и передавалась по радиоканалам азбукой Морзе. Фашисты имели мощную систему радиопомех, и радисты должны были уметь быстро переходить на резервные частоты. Георгий был высококлассным специалистом. Успешно выполнив задачу по разгрому фашистской группировки под Москвой, полк, в котором он служил, продолжал громить врага в составе Калининского, затем Западного и Северо-Западного фронтов и отдельной группы войск под командованием маршала Советского Союза И. Х. Баграмяна. Полк участвовал в освобождении стран Прибалтики, восточной Пруссии, в штурме Кенигсберга. Войну Георгий Константинович закончил на реке Висле. Потом было долгожданное возвращение в родной дом, которое обернулось трагедией. Пока на всех фронтах шли бои с немецко-фашистскими захватчиками, в тылу тоже проводились боевые действия — со своим народом.

«Текучие национальные группы» или дом, где никто не ждет

Мать Георгия Константиновича стала одной из тех бесчисленных безвинных жертв, пострадавших из-за государственной политики геноцида по отношению к собственным гражданам. И. В. Сталин, считавшийся основным партийным специалистом по национальному вопросу, еще в 1921 году отнес некоторые народы, в том числе и греков, к «текучим национальным группам». Признаками так называемой «текучести» являлись отсутствие четкой классовой структуры и определенной территории. Другим изобретением Иосифа Виссарионовича было разделение наций на социалистические и буржуазные. Так в одночасье греки из Греции стали «буржуями», а греки в СССР — «пролетариями». На XII съезде РКП (б) Сталин развил свою концепцию национальной политики. Три основные составляющие принадлежности к тому или иному народу стирались. Различия в культуре, степень религиозности нации и менталитет ставились под удар «отца народов» и всей мощи карательных органов социалистического государства. Специфика любого тоталитарного режима — репрессии против инакомыслящих. Спецификой сталинского режима оказалась еще и активная пропаганда идеи о том, что вокруг страны Советов — вражеские государства. А внутри страны — вражеские шпионы. Поэтому греческая операция НКВД, по сути, мало отличалась от аналогичных операций против других национальностей — поляков, эстонцев, корейцев и прочих — и являлась тринадцатой по счету. Все национальные операции в СССР тех лет готовились и проводились по одному сценарию. Несложно понять, почему греки стали одним из народов, подвергшихся массовому уничтожению.

Основы самосохранения греков — православие, греческий язык и культура, унаследованные от легендарных предков, — ставились под сомнение. Новая модель сосуществования народов, предлагаемая в СССР, подразумевала отказ от религии, а также постепенную изоляцию и позднее — упразднение родного языка. Греческая культура не пришлась по нраву сталинскому режиму. Греки были поставлены перед выбором. Немедленная ассимиляция могла спасти от физического уничтожения. Но греки, не оказывая сопротивления новой власти, продолжали сохранять этническое самосознание и традиции. Вечером 15 декабря все греки попали в жернова «греческой операции» 1937–1938 годов, получившей название «греческая волна», были арестованы по политическим мотивам.

Результатом первого этапа «греческой операции» стал расстрел почти 20 тысяч человек. Все они, а также те, кого отправили в лагеря смерти, сегодня реабилитированы. Но до сих пор неизвестны места захоронений подавляющего большинства греков, чьи потомки не знают даже, куда им принести цветы на могилы….

Отличительной чертой второго этапа репрессий 40-х годов является то, что врагами стали целые народы. Первое массовое выселение греков было предпринято в 1942 году на Кубани и в Керчи. Директивой главы НКВД Лаврентия Берии от 4 апреля 1942 г. предписывалось очистить от иностранных подданных и от «антисоветских, чуждых и сомнительных элементов» города и районы традиционного проживания греков в Крыму и на Кавказе — Керчь, Темрюк, Таманский полуостров, Анапу, Новороссийск. Постановление ГКО от 29 мая 1942 года расширило этот список за счет Армавира, Майкопа, а также ряда районов и станиц Ростовской области и Краснодарского края; кроме того, в перечень, кроме немцев, были внесены еще и греки — иностранные подданные. Дополнительно в течение мая—июня 1944 г. из Крыма и с Кавказа было депортировано еще около 66 тысяч человек, среди них — 15 040 советских греков, из Краснодарского края — 8300 человек (только греков), из закавказских республик — 16 375 человек (только греков). Политика истребления осуществлялась и после завершения войны — спустя четыре года после дня Победы выселению подверглись греки черноморского побережья Кавказа. 29 мая 1949 года уже существовавший партийный документ о депортации греков был преобразован в постановление № 2214-856сс. Решение Политбюро и постановление правительства касались трех категорий греческого населения: греческо-подданных, бывших греческих подданных, а ныне лиц без гражданства и советских граждан, ранее пребывавших в греческом гражданстве. Эта мера наказания за то, что греки пожелали остаться греками, выражалась в двух словах — вечное поселение. Врагами народа фактически были объявлены даже не родившиеся младенцы. Новорожденные дети умирали от невыносимых условий в неприспособленных для перевозки людей вагонах. На новом месте поселения минимальные условия для жизни создавались в большинстве своем самими депортированными. Всего за период с 1942 по 1949 было выселено более 60.000 греков. Истерзанному войной греческому народу пришлось заново искать жизненные силы и выживать. Повсюду, где были расселены спецпоселенцы, — в Казахстане, в Узбекистане, на Урале, в Красноярском крае, Томской и Кемеровской области — было запрещено покидать место жительства в радиусе пяти километров. Все депортированные каждый месяц должны были отмечаться в спецкомендатуре НКВД-МГБ. Согласно указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 года, бежавшие с места спецпоселения наказывались двадцатью годами каторжных работ. Спецположение продействовало вплоть до смерти Сталина в 1953 году. За каждой цифрой — тысячи сломанных судеб, несбывшихся надежд, горьких потерь. Что ожидало депортированных греков в чужих землях? В первые годы ссылки значительное число высланных погибло от голода и болезней. Главными районами высылки греков стали Сибирь и Казахстан, Киргизия, Узбекистан. Так и получилось, что заслуженный орденоносец пришел в дом, где его никто не ждал….

В поисках справедливости и «радость со слезами на глазах»

Начались долгие годы попыток добиться справедливости. Обращения во все исполнительные и партийные органы, к командованию вооруженных сил продолжались до тех пор, пока ограничения маме ветерана не были сняты — ей выдали паспорт и сняли ограничения. Произошло это спустя несколько лет после депортации. В марте 1953 гола скончался И. В. Сталин, и только после этого с ноября 1954 года начался процесс реабилитации и постепенного возвращения домой. По семейным обстоятельствам отъезд мамы в Тбилиси был отложен. Семья воссоединилась спустя годы, и это время для них стало той самой «радостью со слезами на глазах». И сегодня, накануне своего 100-летнего юбилея, Георгий Константинович с волнением вспоминает о пролетевших годах, о воинских дорогах, фронтовых друзьях, обо всем, что можно с уверенностью назвать не просто, а достойно прожитой жизнью. Он с честью выполнил сыновний долг — забрал маму к себе в Севастополь, обеспечил ей безбедную старость, обогрев ее душу, компенсируя долгую и несправедливую разлуку с самым любимым человеком на белом свете.

Сейчас он проживает один в двухкомнатной квартире. Его опекают волонтеры победы, представители греческого общества «Херсонес». Большую помощь по дому ему оказывает Тамара Ефимова. Она — мать четверых детей. Работает в банке, но, несмотря на свою нагрузку, успевает участвовать в жизни Г. К. Чанахчиди. Она покупает и приносит ему продукты, лекарства, готовит пищу.

В прошлом году губернатор г. Севастополя поздравил Георгия Константиновича Чанахчиди с днем рождения, вручил ему грамоту и подарок — именные часы.

15 июля Георгий Константинович отпразднует свое 100-летие. Он бодр, у него хорошая память, светлый ум. Он великолепный рассказчик, яркий представитель греческого народа. Пусть Бог его хранит!

Лучия ПУЗИКОВА,
Специально для «МиО»
Севастополь

308

Поделиться:

Другие статьи на темы: