Федеральная
национально-культурная автономия греков России
Ассоциация
греческих общественных объединений России
“Меня всегда вдохновляло то, что греки добивались высот и признания”
Интервью с академиком Христо Перикловичем Тахчиди
“Меня всегда вдохновляло то, что греки добивались высот и признания”

15 ноября 2019 года были объявлены имена новых академиков и членов-корреспондентов Российской академии наук. Самого высокого научного звания России был удостоен и офтальмолог, доктор медицинских наук, профессор, председатель Московского общества греков Христо Периклович Тахчиди. Мы поговорили с Христо Перикловичем об этом событии и о том, что оно значит для него самого и для греческой диаспоры.

— Христо Периклович, мы от всей души поздравляем Вас с избранием в академики РАН. Расскажите, пожалуйста, как складывалась Ваша научная карьера? Каким был путь будущего академика?

— Наукой я начал заниматься еще в институте, и, заканчивая шестой курс, уже имел две публикации в хороших журналах и патент на изобретение. Наука интересовала меня примерно с третьего курса. Медицина — это такая профессия, где без научного подхода хорошим профессионалом быть невозможно, потому что все люди разные, разные организмы, ткани и системы. Естественно, что одни и те же болезни проходят в разных организмах по-разному. Каждый раз, сталкиваясь с больным, ты по существу решаешь научную задачу: тебе надо расшифровать, что это, как оно конкретно протекает у данного пациента, как этого человека можно и нужно лечить.

Я всегда говорю своим ученикам о том, что если ты хочешь стать хорошим врачом, мастером, ты должен обязательно защитить кандидатскую диссертацию. Не для того, чтобы был диплом кандидата наук, а для того, чтобы владеть методикой научного анализа, умением поставить правильно цель, задачи, собрать материал, проанализировать, получить результат. Исходя из этого результата, внести коррекцию в свои гипотезы, которые у тебя изначально были о причинах и механизмах этой болезни, о том, как ее лечить, и так далее. Этим инструментом врач-мастер должен владеть, ибо каждый день, сидя на приеме, ты получаешь 80% классических случаев, которые соответствуют общему пониманию болезни и лечатся достаточно стандартной схемой. Но в ежедневной практике обязательно будут встречаться несколько пациентов, которые не соответствуют никакой шаблонной конструкции, то есть не понятно, что это за болезнь и как ее лечить. Именно здесь важно владеть научными инструментами, потому что каждый раз ты решаешь неизвестную задачу, как это и происходит в науке: люди, занимающиеся наукой, ставят перед собой задачи и пытаются решить их какими-то неизвестными методами, рождается новое. Медицина очень близка к этой методологии.

Для меня это было понятно со студенческих лет, поэтому наука, клиника и занятия врачеванием были для меня единым процессом, и эти направления до сегодняшнего дня уживаются в одном человеке, потому что одно обогащает другое. Клиника дает мне возможность иметь богатый практический материал, наука дает возможность использовать мои знания и умения в нестандартных сложных ситуациях, когда у человека не одна болезнь, а несколько, сочетание, различные комбинации, что намного осложняет задачи понимания болезни и ее лечения. Для меня эти два процесса абсолютно неразделимы между собой. То, что я делаю, это одна профессия.

— Вы являетесь проректором Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова и одновременно директором Научно-исследовательского центра офтальмологии при университете, практикующим врачом-офтальмологом. В каждом направлении деятельности Вы достигли высочайших результатов. Чем стало для Вас избрание в академики РАН?

— Каждый человек хочет знать о том, удается ему или нет добиваться результатов в своей профессии, делать то, что действительно эффективно. Обычно это оценивают другие люди — так устроено человеческое общество. Как это происходит в обычной жизни? Если врач хороший, у него большая длинная очередь, у него всегда очень много пациентов, потому что он лечит хорошо, у него хорошие знания и умения. И если мы говорим с вами о врачевании, то здесь все просто: качество врача определяется длиной очереди, стоящей у его кабинета. А если мы говорим о науке, здесь ситуация гораздо сложнее, потому что научные результаты оценить могут только специалисты, люди науки. И существует определенная система координат, в которой происходит признание твоих научных заслуг. Это кандидатские и докторские диссертации, получение званий доцентов, профессоров и продвижение по лестнице, где высшей ступенью является академическое звание. Получение звания академика говорит о том, что профессиональное сообщество людей, которые занимаются этой же профессией, признает в тебе специалиста высокого класса. Это, безусловно, приятно, потому что каждый человек хочет понимать, где он находится в системе профессиональных координат. Узнать это можно только через оценку своих коллег.

Данная система является неким признанием, не хочу сказать, что абсолютным. Безусловно, бывают ситуации, когда люди получают академические звания, не совсем соответствующие им, а бывают ситуации, когда люди не получают академическое звание, но по сути являются академиками, так как они профессионалы высокого класса. Тем не менее, эта система координат существует и имеет большое значение.

— Академического звания были удостоены сейчас еще два грека России — директор ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина» Минздрава России, профессор Иван Сократович Стилиди и химик, заведующий лабораторией Института органической химии им. Н. Д. Зелинского РАН Валентин Павлович Анаников.

— Да, мне очень приятно, что в этих выборах принимали участие сразу три греческих ученых — два врача и одни химик. И это единственная ситуация в Российской академии наук, когда одновременно три грека получили звания Академиков. Я очень горжусь тем, что мои современники, люди моей диаспоры, мои близкие друзья получили эту высокую оценку в научной среде. Что это дает? На самом деле это показывает, что греческая миссия в России продолжается. Наши предки привезли сюда православную веру, составляли алфавит, организовывали первые гимназии и высшие учебные заведения, учили русских художников иконописи, делали массу других вещей с просветительской целью.

На сегодняшний день я вижу продолжение этой работы. Мы — греки, проживающие на территории России, продолжаем свою деятельность, являемся активными членами общества, приносим огромную пользу этому государству, стране, народу, — в сущности, делаем то, чем греки занимались всегда. И в этом была философия греческого народа, который всю свою историю дарил свои открытия, изобретения, новшества, науку окружающим народам. Это была самая правильная философия, потому что уровень образования людей создает среду, которая намного миролюбивее, контактнее, дипломатичнее, где люди разных национальностей и культур живут в мире, содружестве, помогая друг другу и создавая общие ценности. Это такая миссия, суть греческого народа и мне очень приятно, что мы продолжаем двигаться в этом направлении, являемся полезными людьми в нашем обществе.

— Все греки, как в России, так и в Греции, очень гордятся Вами. Такие примеры высочайших результатов в профессиональной деятельности мотивируют молодых греков для развития и образования. Ощущаете ли Вы свою миссию и в этом?

— Безусловно, меня всегда вдохновляло то, что греки добивались высот, признания и эффективных результатов. Это всегда стимулировало меня совершенствоваться, трудиться, работать, подниматься, делать карьеру, в хорошем смысле этого слова. И я очень надеюсь, что наши достижения тоже будут являться примером для нашей молодежи, которая в будущем будет еще лучше, еще сильнее: уже будет не трое, а гораздо больше академиков в РАН. Ради этого мы и живем, чтобы накапливать знания, передавать их следующим поколениям, давать им возможность быть лучше, чем мы.

Инна Шефф

Источник: Официальный сайт Московского общества греков
224

Поделиться: