Федеральная
национально-культурная автономия греков России
Ассоциация
греческих общественных объединений России
Илья Петанов: в диалоге со своим народом, как перед Богом, нельзя сфальшивить
27 декабря 2020 года исполнилось 75 лет нашему выдающемуся соотечественнику, уроженцу греческого села в Ставрополье Дубовая Балка понтийскому лирарию, подвижнику великой культуры Понтийского эллинизма Илье Ивановичу Петанову
Илья Петанов: в диалоге со своим народом, как перед Богом, нельзя сфальшивить

Предки Ильи Петанова, как и всех уроженцев села Дубовая Балка в Ставропольском крае, перебрались в эти места в 1864 году из греческих селений Понта близ Аргируполи (Гюмишхана). Долгое время греки Дубовой Балки называли свое село Зумана.

Его знают, чтят, любят десятки тысяч греков Ставрополья, юга России. Понтийский Гомер Илья Петанов — обладатель самого высокого звания в греческом мире России — «Любовь и признательность соотечественников», которое заслужил по полному праву.

То, что он стал лирарием — это, наверняка, Божий Промысел. Это человек, достойный отдельной, ему посвященной, книги.

В песенном и музыкальном арсенале Петанова присутствуют сотни песен из сокровищницы музыкального и песенного творчества греков исторического Понта. Авторские произведения на острые, актуальные для греческого мира России темы: подлинного патриотизма и не лучших его «эрзацев-воспроизведений». Если бы среди почетных регалий, которыми на форумах греков России и постсоветского пространства отмечаются наши заслуженные соотечественники, была дисциплина «Душа Эллинизма», то одним из первых обладателей звания всенародной любви был бы Илья Петанов.

Главная награда — это признание твоего народа. Этим знаком отличия понтийский Гомер И. Петанидис заслуженно обладает. Ничего выше быть не может! Появление Ильи Ивановича на греческих песенных фестивалях и свадебных торжествах встречается бурной овацией наших соотечественников.

Вспоминаю песенный конкурс, фестивали, на которых он присутствовал, в которых принимали участие его ученики понтийские лирарии, наши греческие исполнители из Ставрополья, в репертуаре многих из которых песни из репертуара Ильи Петанова. Песни о нашем народе, песня-ностальгии о безвозвратно канувших в лету светлых временах для его малой родины греческого селения Дубовая Балка — когда у людей было больше радостей в их той, 1960–1970-х годов, жизни. Все было по-настоящему. В этих песнях свет и тепло.

Вспоминается греческий песенный фестиваль в Пятигорске 10-летней давности. Слова председатель жюри конкурса нашей любимой певицы Ксении Георгиади, обращенные к присутствующей на этом молодежном греческом песенном фестивале аудитории:
«Илья Иванович — уникальный, необыкновенный человек. Счастлива, что могу отныне с уверенностью говорить, что знаю этого человека и испытываю чувство радости и гордости, что у греков России, есть такой великий подвижник нашей народной культуры».

Илья Петанов относится к той редкой в человеческом сообществе категории людей,
после общения с которыми дышится легко, радостно, полной грудью. Светлый человек.
Все наши соплеменники, десятки тысяч греков юга России испытывают к Илье Ивановичу чувства человеческой симпатии и искреннего уважения.

В творческом репертуаре «понтийского Гомера» более тысячи песенных произведений, зафиксированных в памяти, его знаменитых тетрадках. …В их числе и песенные импровизации во время исполнения танца в кругу (хорона), когда эстафета дружеского подначивания («дружеского шаржа»), шутливого подчеркивания чьих-либо человеческих недостатков и достоинств, вызывали общий смех. Наши мудрые предки вот таким народным «зельем» излечивали свои души от «прилипчивых» наносных «хворей»: неискренности, тщеславия, скупости, сребролюбия.

Мы поздравляем юбиляра и просим его ответить на наши вопросы.

— Илья Иванович! Вы представляете греческое послевоенное поколение, когда после победы над фашисткой Германией с фронта вернулись оставшиеся в живых солдаты войны. Когда страна поднималась из руин, когда в человеческих отношениях было гораздо больше подлинности. …Души наших соотечественников греков понтийцев тогда врачевали звуки лиры…

— Да, я из этого поколения, которое знало цену труду, которое хлеб делило пополам. Наша музыка, песни, танцы, соглашусь с вами, придавали душевные силы, веру в лучшее завтра, они сплачивали людей, были неким фильтром в человеческих отношениях. Лиричисты были в каждом греческом селе.

— …Более 30 лет вы проработали в школе учителем истории. Затем стали учителем
по обучению игре на понтийской лире — символе души греков исторического Понта.

— Учительство в начале 1990-х пришлось оставить. Страна развалилась. Учителя и врачи той властью были «прокляты и забыты». Необходимо было кормить семью. Я был вынужден на несколько лет в середине 1990-х уехать на заработки на Кипр.

— Вы помните свое первое публичное выступление перед нашими соотечественниками? …Как давно это было?

— Я учился в 7-м классе. Волнение было огромным. Помню и песню, которую тогда исполнил. В нашем селе тогда не было света. Дебют, это было днем, успешно состоялся. Меня вечером того дня бросили, так сказать, в массы на наш хорон.

— …У вас были учителя?

— Им был мой отец Иван Ильич Петанов. Он хорошо играл на лире, сам пел. Плюс еще
и сам делал скрипки. Отец, надо сказать, не был из числа наиболее сильных в наших краях лиричистов. Прошел войну. Орденоносец «Славы». Дядя, Петанов Савелий Ильич, во время войны был военным летчиком. …Были у нас лиричисты посильнее. Они погибли на фронте. …Стофорандов Федор. Он был сочинитель и, одновременно, играл на лире.
Второй был Стафи из Трапезунда. Фамилию его не помню. Я родился в 1945 году и, естественно, не могу помнить их. Знаю о них по разговорам наших односельчан.

— С 14 лет вы идете по жизни с народной греческой песней и понтийской лирой.

— Даже уходя в армию, я взял с собой лиру.

— Какова была реакция на это командиров?

— Реакция такая. На сборном пункте в Симферополе, служил я радиотехнических войсках в Военно-Морском флоте, помню, играю на лире. Со мной были двое греков из родного села. …Служба в Киеве. …Игра на понтийской лире на сцене Киевской консерватории. Первый раз в жизни я увидел микрофон! Замполит части, Герой Советского Союза, грозно командным звонким голосом выдает мне по- полной: «Грек, ближе к микрофону!»

— Замполита не смущало то, что вы исполняете по-гречески, а только качество звучания вашей песни? …Вы помните, как ваши однополчане отнеслись к греческой народной песне и понтийской лире?

— Все с большим вниманием слушали меня. Быть может, из уважения ко мне, греческому народу и, скажем, экзотичности всего этого действа. Сейчас трудно об этом судить.

— Можно сказать, что вы записали все песни, которые исполнялись нашими великими, известными лирариями?

— К огромному сожалению, это не так. Мы многое забыли, проморгали.
Говорю сейчас об этом с горечью. …В этом есть и моя часть вины. Когда образовывались греческие общества в конце 1980-х годов говорили и о том, что нам необходимо, пока не поздно, все наше песенное творчество сохранить. Ездить по селам,
в ту же Мерчанку на Кубани, и все записывать. …Поговорили об этом и… забыли. Такая возможность у нас была и в 1970-е годы. Когда говорят о возрождении греческой культуры в период создания греческих обществ в конце 1980-х, то это, мягко говоря, не является правдой. Уже в начале 1970-х годов, у нас в Курсавском, Андроповском районе проводился краевой конкурс народного творчества. Греческим коллективам выделялись немалые деньги на пошивку национальных костюмов.

В понтийских костюмах мы тогда не разбирались. …Что-то делалось и тогда.

— Вы, Илья Иванович, с особой трогательностью вспоминаете греческую Мерчанку.

— Да, это так. Моя бабушка Евгения Кософиди оттуда, из Ставропольки. Мой прадед Янго (Яннис) из Султана (близ с. Греческое — прим. НС). Из Султана 18 семей приехали в Ставропольку. Сариди, Кософиди, Василиади… У меня много родственников из Мерчанки. Братья в известные годы убежали в Америку. Они были плантаторы табака. Дед забирал бабушку из Мерчанки. Ему в селе в Султане говорили: «Ты где ее нашел?». Но когда она всем показала, какая она хозяйка, как вкусно она готовит по-мерчански, отношение к ней в корне поменялось.

— Илья Иванович, сколько песенных произведений в вашем репертуаре?

— Песен очень много. Больше тысячи. Есть песни, которые исполняю наизусть. Есть те, для исполнения которых необходимо обратиться к записям в тетради. …Сейчас я полностью поглощен систематизацией нашего, греков исторического Понта, этнонаследия песенного, наших традиций и обычаев, пословиц и поговорок, обрядового наследия, притчей. Ведь это наши генетические корни, наша сокровищница, которые нас подпитывают, делают духовно богатыми. Забыть это означает предать забвению предков.

— …Что вы цените в тех людях, которые являются вашими единомышленниками?

— Мы смотрим на многие вещи ментально одинаково. Обо всех них могу сказать, что они — это патриоты нашего народа, влюбленные в его историю, культуру, традиции греков. Это уникальные люди: Николай Анастасович Новрадов, Дмитрий Григорьевич Катанов, понтийский поэт Виктор Стофорандов.

Поймите, патриотизм, он либо есть, либо его нет, он к нам не приходят «потом». Вот у Ивана Саввиди, Юрия Асланиди патриотизм есть, а у многих других только в него игра. Наша молодежь должна равняться на достойные примеры — наших подвижников: Павла Алексова, Павла Музенитова. В диалоге со своим народом ты как перед Богом: здесь нельзя фальшивить.

Никос Сидиропулос

441

Поделиться:

Другие статьи на темы: