Федеральная
национально-культурная автономия греков России
Ассоциация
греческих общественных объединений России
Сарандинаки Георгий Георгиевич

Георгий Георгиевич Сарандинаки (в центре). Одесса, 1904-1905 год.(Из книги друга его и его брата Федора со студенческих лет А.Н.Криштофовича, 1971).

Георгий Георгиевич Сарандинаки родился в 26 августа по старому стилю (7 сентября по новому) 1884 года в дворянской семье греческого происхождения в имении Маргаритовка, названной так в честь его деда. Маргаритовка расположена в Ростовском уезде Екатеринославской губернии — ныне Азовском районе Ростовской области, в 50 км юго-западнее города Азова, на южном берегу Таганрогского залива Азовского моря. Маргарит Фёдорович был коллежским асессором, почётным смотрителем Ростовского уездного училища, помещиком и владельцем этого имения. Отцом нашего героя был участник кавказской войны 1877–1878 годов, командир 4-й батареи 41-й артиллерийской бригады, подполковник в отставке, мировой судья, дворянин Георгий Маргаритович Сарандинаки (1846–1907), а матерью — государственная крестьянка Наталья Трофимовна Лисенко (1854 — после 1917).

Таким образом, Георгий родился в семье, лишённой сословных предрассудков. 4 сентября Юра (так называли его в семье) был крещён в Благовещенской церкви в своём родовом имении области Войска Донского, о чём оставлена в ней запись № 78 за 1884 год. Все подробности генеалогии Георгия Георгиевича стали известны благодаря многолетнему и кропотливому труду в архивах Москвы и Приазовья краеведа, кандидата химических наук Елены Петровны Высоцкой, досконально изучившей и захватывающе описавшей жизненные приключения многих членов этой большой, талантливой и интересной семьи.

Имение Маргаритовка. Село Маргаритово в окрестностях Азова

Детство Юры Сарандинаки прошло среди крестьян, охотников и рыбаков, в окружении трёх сестёр — Марии, Антонины и Александры — и трёх братьев — Фёдора, Григория и Николая. Он был пятым ребёнком в семье. На ранний интерес Юры к живой природе повлияли два обстоятельства: живописные места в окрестностях Маргаритовки с богатым растительным и животным миром и увлечение естествознанием ближайших родственников. Троюродный брат нашего героя Эпаминонд Ипполитович Сарандинаки (1862—1935 гг.), живший в период детства Юры в Харькове, а в 1930-е годы в Кременчуге, был старше Г. Г. Сарандинаки на одно поколение. По образованию он был геодезистом, а в душе — орнитологом и страстным охотником.

Вид на берег Таганрогского залива (Азовское море) в окрестностях Маргаритово

В год рождения Юры Эпаминонд Ипполитович опубликовал в журнале «Природа и охота» статью о пролёте вальдшнепов. Затем в 1927–1928 годах, после более чем 40-летнего перерыва, в журнале «Украïнський мисливець та рибалка» вышла целая серия его заметок о садже, вальдшнепе, об отличиях старых и молодых куропаток, о пролёте белого гуся и ржанки, о пролёте полярного гуся на Харьковщине. Последней его публикацией была статья «Случай зимовки и приручения серой утки», вышедшей в журнале «Охота и природа» за 1929 год (Атемасова 2008).

Реальное училище в Ростове-на-Дону, в котором учился Георгий Сарандинаки

Очень интересные детали биографии Эпаминонда Ипполитович выяснились спустя столетие из архивов. «В то время как Мария и Виктор Тихоцкие (родственники Эппаминонда Ипполитовича) отдавали силы и время политической борьбе, брат Эпаминонд Ипполитович Сарандинаки (для простоты обращения знакомые и родственники называли его Иваном) добросовестно работал, созидая блага материальные. Иван-Эпаминонд занимался сельским хозяйством; ему принадлежал маслобойный заводик в деревне Благодатная, а его отцу, Ипполиту Павловичу — мукомольная мельница на хуторе Благодатном.

Э. И. Сарандинаки проектировал ветряные двигатели, работал техником на железнодорожной станции Староверовка, в свободное время увлекался охотой и наблюдениями за птицами, печатал свои впечатления в журналах «Природа и охота» (1884), «Український мисливець та рибалка» (1927–1928). Но не только за пернатыми следил внимательный Эпаминонд Ипполитович.

Согласно именной картотеке ГАРФ, Эпаминонд Сарандинаки проходит по делу «О производстве содержания чинам нештатного состава департамента полиции за 1914 год». Больше всего подавал пример и вдохновлял маленького Юру его родной дядя Николай Маргаритович Сарандинаки (1843–1895) -учёный-химик, агроном и общественный деятель. Он ушёл из жизни, когда Юре было всего 11 лет, но следы его широкой деятельности оставались видными ещё долгие годы повсюду вокруг. Николай Маргаритович окончил естественное отделение физико-математического факультета Московского университета, став магистром химии. После смерти отца он вернулся домой в Приазовье и занялся здесь сельским хозяйством: выращивал кукурузу, сеял хлопок и культивировал новые сорта пшеницы, проса и ячменя; растил для патоки сахарный тростник, что для тех мест было редким делом.

Кроме того, Николай Маргаритович был директором Петровского реального училища в Ростове - на-Дону в 1885–1894 годах. Также в Ростове по его инициативе было открыто отделение Императорского русского технического общества, а в сёлах Маргаритовка и Глафировка области Войска Донского он создал первые спасательные станции на водах (на Азовском море). Он также устроил метеорологические станции в селе Маргаритовка в 1874 году и Петровском реальном училище в 1886 году.

В 1903 году Юрий окончил Ростовское реальное училище и поступил в Новороссийский университет в Одессе. Он с детства мечтал стать зоологом. «В 1906 г. — студент Новороссийского университета, действительный член студенческого научного биологического кружка при университете. Вёл зоологические исследования; собирал также гербарий для музея студенческого биологического кружка в южной части Донской области. В 1906—1907 гг. продолжал зоологические исследования в области Войска Донского. По признанию В. П. Белика (1996), эти студенческие наблюдения и сборы птиц, сделанные Г. Сарандинаки на южном побережье Таганрогского залива, были важным дополнением к наблюдениям С. Н. Алфераки, который в 60–70 годы ХIХ века в течение 20 лет коллектировал птиц в окрестностях своего имения у г. Таганрога, а позже составил ретроспективный обзор авифауны Северо-Восточного Приазовья. И хотя эта работа носила конспективный характер и содержала мало фактического материала, она остаётся пока единственной наиболее полной авифаунистической сводкой по Нижнему Дону. Опубликованные ими материалы дают детальное представление о летней авифауне этих районов в период и интенсивного земледельческого освоения».

Обложка отдельного оттиска со статьёй Г.Г. Сарандинаки, выпущенного в 1908 году,и первая страница этой работы с дарственной надписью, сделанным его рукой

В Новороссийском университете Юрий попал под покровительство и научное руководство известного зоолога и писателя Александра Александровича Браунера (1857–1941), который завершил формирование его орнитологических интересов. Юра собрал коллекцию из 220 шкурок птиц и по результатам своих наблюдений в 1908 году опубликовал большую обзорную статью «Некоторые данные для орнитологии Ростовского-на-Дону округа Донской области», которая вышла в 4-м номере «Сборника студентов биологического кружка при Новороссийском университете».

В том же 1908 году Сергей Александрович Бутурлин (1972–1938) откликнулся на эту публикацию рецензией. В этой обширной статье описывается фауна Приазовья начала ХХ века, приведены данные о 180 видах перелётных и оседлых птиц, сообщается о времени весеннего прилёта и осеннего отлёта, местах пребывания, экологических факторах, влияющих на гнездование и размещение некоторых видов, даны промеры отдельных экземпляров. Эта работа востребована и сейчас, на неё часто ссылаются орнитологи Северного Причерноморья. Поскольку её довольно трудно найти в библиотеках, орнитологи Одессы к 100-летию её опубликования в 2009 году переиздали сей труд четырьмя частями в шестом томе «Известий Музейного Фонда имени А. А. Браунера».

Сборник студенческого биологического кружка при Императорском Новороссийскомуниверситете (1909), где опубликована работа Г.Г.Сарандинаки.

Хронологию студенческих приключений Георгия Георгиевича и его родного брата Фёдора Георгиевича по крупицам удалось восстановить Елене Петровне Высоцкой. Фёдор Георгиевич вместе с Георгием был также членом Студенческого биологического кружка в Одессе и погиб от рук большевиков в 1918 году. «В серии «Очерки по истории геологических знаний» опубликованы воспоминания известного палеоботаника, члена-корреспондента АН СССР А. Н. Криштофовича (1971), близко знавшего семью Сарандинаки. Студент Новороссийского университета Африкан Николаевич учился со старшими сыновьями подполковника Георгия Маргаритовича на одном курсе. Его дружба с Фёдором началась в павлоградской гимназии, куда Сарандинаки был переведён в пятый класс после нескольких лет обучения на дому. Летом 1903 года Африкан гостил у приятеля в Маргаритовке. Ребята наслаждались деревенским отдыхом, купались, читали книги.

Увлечённый натуралист Криштофович раздобыл «…какую-то старую анатомию, по которой назубок выучил названия костей человеческого скелета, и дополнил полученные знания с помощью атласа Гейцмана» (Там же, с. 18). Своим интересом к естественным наукам он заразил Фёдора и Юрия. (Домашние называли Георгия Юрием. Как известно, до 1930-х годов Юрий и Егор, производные от имени Георгий, не считались самостоятельными именами). Последовав примеру Криштофовича, братья решили ехать вместе в Одессу поступать в Новороссийский университет на естественное отделение физико-математического факультета.

Занятия на первом курсе начинались с 20 августа. Чтобы попасть к сроку, будущие студенты доехали поездом до станции Самойловка, а оттуда до Павлограда. Там к ним присоединились друзья по гимназии. Радостную встречу молодёжь отметила распитием в вагоне бутылки донской шипучки. Дальнейший путь в Одессу пароходом лежал через Севастополь. Прибыв вовремя к началу занятий, новоиспечённые студенты облачились в форму — серую тужурку и зелёные брюки — и отправились на первую лекцию.

В личном деле Георгия (Юрия) Сарандинаки, находящемся в Одесском областном архиве, сохранились аттестат об окончании им Ростовского реального училища в 1903 году и кондуитная тетрадь (дневник поведения). Особенным послушанием реалист Георгий не отличался: в 6 классе он, «уклонившись от присутствия на церковной службе, гулял по Садовой»; в 7 классе «посетил театр без надлежащего разрешения, причём занимал место на галёрке»; в последнем, 8 классе «упорно» опаздывал и «ослушивался» преподавателей.

По окончании первого курса, вспоминал А. Н. Криштофович, «в самом начале июня 1904 года мы решили с Ф. и Ю. Сарандинаки вернуться домой через Крым и Кавказ. На пароходе „Ялта“ мы доехали до Севастополя. Отсюда прошли пешком до Байдарских ворот, где ночевали, и до Ялты. Из Ялты на пароходе доехали до Феодосии, где двоюродный брат Сарандинаки служил начальником порта. Погостив у него несколько дней и отдохнув, мы доехали до Керчи, осмотрели город, гору Митридат и на пароходе доехали до Нового Афона, откуда пешком прошли в Сухум, осмотрели его окрестности, пещеры и проехали пароходом же в Батум, а оттуда в Тифлис. Ночевали в татарских кофейнях, духанах, где и питались за гроши; от Тифлиса, тоже пешком, добрались до Владикавказа, осмотрели Минеральные Воды, и я, как и в 1903 году, остался погостить с месяц в Маргаритовке». Учился Георгий Сарандинаки с увлечением. Участвовал в работе студенческого научного биологического кружка: собирал гербарии для университетского музея и вёл во время каникул в Маргаритовке зоологические наблюдения.

Летом 1905 года Африкан Криштофович снова приехал в Маргаритовку. К молодым людям присоединился И.Хоменко — университетский товарищ. «Мы с Ю.Сарандинаки гербаризировали, а Хоменко занимался как геолог изучением обрывов у Азовского моря, собрав материал для небольшой работы, впоследствии напечатанной. В это самое время произошли бурные события — восстание на броненосце „Потёмкин“, которое нас привело в восторг. Всё это, равно наше различное отношение к событиям японской войны всегда приводило к резким столкновениям с отцом Сарандинаки, горячим патриотом и человеком старого уклада, которому наша точка зрения была чужда».

Начало осени 1905 года в Одессе не предвещало драматических событий. Учебный семестр шёл как обычно.

В первых числах октября в городе началось брожение. В один из дней в университет ворвалась толпа и остановила занятия. Призывы преподавателей восстановить спокойствие оказались бесполезны.

В следующие дни на улицах стали возводить баррикады, пошла стрельба, появились первые убитые и раненые. Студенты собирались на сходки: молодёжь захватили горячие дебаты. В день опубликования газетами Манифеста 17 октября начались братания с солдатами, город расцветили красные флаги и ковры, свешенные с балконов. Студенты в эмоциональном порыве двинулись на окраину Одессы к тюрьме освобождать политических заключённых, но опоздали — последняя подвода с недавними арестантами уже отъехала от ворот.

Вернувшись в город, молодые люди узнали, что на Слободке, Романовке и Молдаванке произошли погромы. В университете спешно стали организовывать отряды самообороны. Криштофович вспоминал: «Вооружались кто чем попало, старыми саблями, обломками водопроводных труб. Погром приближался к Новому базару, туда ушёл отряд студентов. На углу Конной и Княжеской, откуда-то из-за угла, стали раздаваться выстрелы; все разбежались, и я остался один. Не зная, что делать, вернулся под выстрелами в университет и по дороге увидел, как на извозчике везут моего друга Юрия Сарандинаки, тяжело раненного. Как и других раненых, в том числе нескольких студентов, его поместили в только что отстроенной нервной клинике, где ими занялся доктор Дешин».

В последующие дни стычки между революционно настроенными студентами и погромщиками продолжались. Когда накал противостояния спал, начали собирать сведения о погибших и раненых. Убитых студентов оказалось 10–12 человек. Все получившие ранения студенты выздоровели. В результате погромов погибло около 900 евреев. В семье Сарандинаки сохранилась история о том, как Юрий был ранен, спасая подругу-еврейку.

По окончании университета Георгий Сарандинаки хотел продолжить образование в Германии, но, как один из самых способных студентов, был оставлен при университете для приготовления к профессорскому званию (1910) и получил отсрочку от воинской повинности. В 1912 году Георгия Сарандинаки пригласили в качестве помощника профессора Набоких в Харьковский университет для почвенных исследований по заказу губернского земства. Когда-то гимназистом Георгий выбирал между Новороссийским и Харьковским университетом, теперь Ему предстояло поработать в последнем. В библиотеке Харьковского университета сохранилась редкая книга Г. Сарандинаки «Некоторые данные для орнитологии Ростовского-на-Дону округа Донской области» (1908).

Во вступительной части Георгий писал: «Мои экскурсии происходили в западной половине Ростовского округа, и главным образом в окрестностях села Маргаритовки». Кроме того, «в конце августа истекшего года я пересёк всю южную часть Донской области с З. на В., т. е. от с. Екатериновки Ростовского округа до Новосёловки (Манычское поселение) Сальского округа» . Георгий Сарандинаки в одиночку проделал большой путь: преодолевая пешком километры просторов, часами вёл наблюдения из укрытий. Ему удалось опознать и описать 180 видов птиц, обитающих в Приазовье! Вместе с книгой двоюродной сестры Веры Николаевны Сарандинаки, посвящённой растительному миру Приазовья, эта работа позволяет получить представление о том какой была природа этого края столетие назад.

Вернувшись из Харькова, Георгий поселился в доставшейся ему от родителя Некрасовке и занялся сельским хозяйством. В 1909 году женился на Марии Васильевне Гудима. Венчались в Благовещенской церкви Маргаритовки. Через два года родился сын Олег. Восприемниками при крещении были дядя новорождённого Григорий Георгиевич и прабабушка Наталия Трофимовна (Высоцкая 2016). Единственный сын мало видел отца, которого в 1915 году призвали в армию, а в 1920 году они расстались уже навсегда. Однако гены возымели своё действие — Олег Георгиевич унаследовал страсть к науке и, оставшись на Родине, стал учёным и работал в Институте газа АН Украинской ССР.

Прошение Г.Н.Сарандинаки, написанное им собственноручно 18 августа 1906 года на имя его Превосходительства Господина Инспектора Императорского Новороссийского университета выдать ему документы для поступления в один из Германских университетов, где он планировал продолжить обучение.

В 1972–1973 годах он был соавтором патентов по методам получения водорода. Итак, в 1912 году Юрий Георгиевич был приглашён на работу в Харьковский университет. Будучи человеком состоятельным, он мог сильно не напрягаться — по состоянию на 1913 год, он владел более чем 5000 десятинами земли в селе Маргаритовка Ростовского округа области Войска Донского. После смерти отца по разделительному акту Георгий Сарандинаки получил во владение часть Некрасовской дачи в 238 десятин удобной и неудобной земли. На его участке находился жилой дом, казарма (помещение для временных работников), конюшня и сарай; из техники — плуги, трактор, молотилка; имелся скот: лошади, быки, овцы и свиньи. Владелец самолично занимался сельским хозяйством. Заложенное имущество было оценено в 78742 рубля. Ссуда, выданная ему сроком на 66½ года, составила 47200 рублей. В 1915 году Георгий Сарандинаки был призван на военную службу, и переписку с банком продолжила его жена.

Научные и сельскохозяйственные планы Георгия Георгиевича Сарандинаки полностью разрушила Первая Мировая война и последовавшие за ней две революции. Через два года после призыва Юрия на военную службу как раз в его родных местах стала формироваться Добровольческая армия А. И. Деникина. Понятно, что Юрий, будучи верным царской присяге, очень скоро после начала войны оказался в рядах Добровольческой армии.

Даже в годы кровопролитной Гражданской войны он умудрился быть как можно ближе к естествознанию. Известно, что в 1919 году в звании подпоручика Георгий Георгиевич состоял заведующим Николаевскими огородами Управления снабжением Новороссийской области правительства Деникина и проживал с семьёй в Екатеринодаре по адресу: улица Крепостная, дом 45. Исход Гражданской войны для большинства белых означал либо плен, либо эмиграцию. Наш герой предпочёл второе и в 1920 году один, без семьи, навсегда покинул Россию и уехал в Аргентину. В 1923 году он перебрался в США, где судьба отпустила ему ещё 10 лет.

Жизненный путь Георгия Георгиевича Сарандинаки окончился в Бруклине, в главном городе США — Нью-Йорке. Ему было всего 49 лет. Эти сведения мы получили от его внучатого племянника Петра Александровича Сарандинаки, родившегося в 1950 году в Аргентине, а ныне живущего в США. Пётр Александрович, женатый на правнучке Л. Н. Толстого Марии Владимировне Толстой, является основателем и президентом фонда S.E.A. R. CH. (что в переводе означает «Поиск»), который занимался поисками в России и генетическими экспертизами останков двух детей преступно казнённой императорской семьи Романовых Марии и Алексея, а ныне — останков Великого князя Михаила Александровича Романова (1878–1918).

Автор признателен Виктору Павловичу Белику (Ростов -на-Дону), Павлу Стан иславовичу Панченко (Одесса), Петру Александрвичу Сарандинаки (Наяк, штат Нью- Йорк, США) за помощь в работе над статьёй. Отдельная и особая благодарность Елене Петровне Высоцкой (Москва), поделившейся копией дела на студента Новроссийского студента Г. Г. Сарандинаки из Одесского Государственного Архива и за терпеливые ответы на многие вопросы.

Е. Э. Шергалин

Список использованной литературы:  Атемасова Т.А. 2008. Г. Г. Сарандинаки // Орнитологи Украины. Биобиблиографический справочник. Харьков, 1: 47–48 (рукопись); Атемасова Т.А. 2008. Э. И. Сарандинаки // Орнитологи Украины. Биобиблиографический справочник. Харьков, 1: 78 (рукопись); Высоцкая Е.П. 2016. Павловичи и Маргаритовичи // Донской временник 24: 17–194. Криштофович А.Н. 1971. Университет // Учёные геологического комитета. Очерки по истории геологических знаний. М.11:18–55, Сарандинаки Г.Г. 1908. Некоторые данные для орнитологии Ростовского-на-Дону округа Донской области. Одесса: 1–75 (Отд. оттиск из Сборника студ. биол. кружка при Новороссийском ун-те. № 4.); Сарандинаки Г.Г. 2009. Некоторые данные для орнитологии (Ростов н/Д. окр. Донск. обл.) // Известия Музейного Фонда имени А. А. Браунера 6. 1: 15–24; Сарандинаки Г.Г. 2009. 

Поделиться: